Эканоміка

Антон Болточко: Выбранный Лукашенко курс очень тяжело описать (00:50, 06.02)

Беларусь находится в глубоком кризисе. Сей медицинский диагноз, который поставили белорусской экономике независимые эксперты, уже даже не скрывают и чиновники. И если раньше с их уст летели обнадеживающие электорат фразы, о скором выздоровлении, то сегодня они говорят, что как бы не было комы.

В новейшей истории Беларуси впервые, пожалуй, власть не предприняла попыток задобрить избирателя повышением зарплат, пенсий, пособий. В этот раз на эти излишества у государства просто не было лишних денег.

Но жизнь состоит не только из выборов. Не успел бессменный официальный лидер принести присягу, а старые болячки повылезали на заретушированном теле страны – растет курс национальной валюты, сокращается реальная зарплата, с каждым месяцем жировки становятся все больше и больше. И это не предел.

Как известно Международный валютный фонд, на сотрудничество с которым рассчитывают президент и правительство, поставил власти несколько условий, выполнение которых влетит простым гражданам в копеечку.

Что ждать белорусам от этого года? Этот и другие вопросы UDF.BY задал эксперту «Либерального клуба» Антону Болточко.

- На недавнем совещании президент Александр Лукашенко заявил, что не находит возможности и необходимости менять курс (если у кого-то есть такие предложения) в этой ситуации. Как его (этот курс) несколькими предложениями можно охарактеризовать?

- Это хороший вопрос. Если превратиться в книжного червя и постараться найти ответ на вопрос: «А что такое "белорусская экономическая модель", которая и должна задавать выбранный курс?», то мы столкнемся с трудностями.

Существует целый комплекс бессистемных описаний этой самой «модели» от президента, белорусских академиков и обычных аналитиков, но они во многом противоречат друг другу. Поэтому и «выбранный курс» очень тяжело описать.

Помните, на встрече с президентом журналисты задали вопрос Александру Лукашенко о том, как мы будем жить дальше, на который он не смог конкретно ответить. Означает ли это то, что нет понимания, что это за курс у главы государства? Не знаю!

- В Беларуси случались трудности, но, кажется, такого еще не было. Почему двадцать лет все как-то держалось и вдруг все рухнуло?

- Закончились те факторы, которые обеспечивали экономический рост и устойчивость белорусской экономической системы. Мир вокруг нас бежал, а мы, как выяснилось, топтались на месте. Разумеется, расстояние между нами увеличивалось с каждым годом. Отставание стало критическим и наша продукция, на основе которой мы строили свою экономику, перестала быть конкурентоспособной.

Кроме этого, нефтепродукты и другие сырьевые товары, которые вносили значительный вклад в доходную часть бюджета, начали постепенно падать в цене. Все! Новых источников роста за «тучные» времена мы не наработали.

- Курс рубля интересует многих: почему такая волатильность?

- На сегодня можно констатировать тот факт, что динамика курса белорусского рубля связана с внешними факторами, в первую очередь, с ситуацией в России, национальная валюта которой имеет наибольший вес в корзине валют, которую составляю российский рубль (40%), евро и доллар (по 30%).
Вместе с тем, есть ряд внутренних факторов, которые должны были бы положительно сказаться на стабильности белорусского рубля, в частности проводимая монетарными властями в стране денежно-кредитная политика.

Но, по своей сути, рыночный механизм биржевых торгов в режиме непрерывного двойного аукциона, который был принят в прошлом году, действует в рамках не совсем рыночной экономики.

Если говорить метафорично, то градусник как выражение стоимости национальной валюты подчинили, а вот сам экономический организм остается, к сожалению, в нездоровом состоянии и умудряется время от времени показывать высокую температуру.

- То есть, сегодня нельзя говорить насколько рыночным является нынешний курс?

- Я не хочу красть мысль помощника президента по экономике Кирилла Рудого, поэтому направляю вас к его цитате о курсе. «Рыночный валютный курс не может быть в нерыночной экономике. Если мы регулируем цены, депозитные ставки, все факторы производства, но отпустили валютный курс, он — не рыночный, он — нестабильный, мы им не управляем. Вместе с тем опыт Прибалтики, Европы и стран Азии показывает, что они на период реформ, наоборот, курс фиксировали, чтобы это не сказалось на реальных доходах населения, а отпускали позже. Поэтому пока по-разному можно оценивать плавающий курс, который есть у нас».

- Значит ли это, что белорусский рубль продолжит свое падение?

- Белорусский рубль продолжит плавно девальвироваться. Те факторы, которые лежат в основе среднесрочной и краткосрочной динамики белорусского рубля, на сегодня не за укрепление национальной валюты.

Я вижу два сценария развития. Будет или медленное дальнейшее ослабление, или, если будут улажены вопросы с реформированием экономики, власти пойдут на фиксацию курса на определенном уровне с минимальными отклонениями.

- Существует мнение, что во всем виноват МВФ, который выдвинул условия власти, и она теперь подгоняет все под кредит. Насколько такое суждение «мае рацыю»?

- В этом есть доля правды. Деньги Беларуси нужны и МВФ выставляет требования, которые мы постепенно начинаем выполнять, чтобы задобрить международного кредитора. И здесь сразу же возникает несколько потенциальных проблем.

Во-первых, реформы/преобразования/прагматическая политика (называйте, как хотите, главное суть не менять) в стране должны проводиться ради нас с вами, а не для МВФ или Всемирного банка.

Во-вторых, не все то, что говорит или пишите МВФ нужно для Беларуси. Неужели у нас нет своих специалистов, способных выработать качественную экономическую политику? Со всей ответственностью заявляю, что есть такие люди! Но мы не делаем программу реформ сами. Почему? Да потому что нам нужны не реформы, а деньги, чтобы эти реформы не проводить или проводить в урезанном формате. Иначе мы уже давно начали бы их осуществлять, а деньги от МВФ понадобились бы только для того, чтобы сглаживать возникающие в ходе этого процесса дисбалансы.

В-третьих, даже несмотря на повышение тарифов, либерализацию цен (ограниченную), МВФ пока не готов предоставить деньги нашей стране – не верит Фонд нашим властям. Но наши власти проводят достаточно антисоциальную политику: с одной стороны повышая тарифы, с другой – усложняя процесс зарабатывания денег обычным человеком (ограничения для предпринимателей, новые поборы, повышение налогов и т.п.). Ведь потом можно будет сказать, что это не мы – власти – это сделали, а МВФ. Поэтому не обвиняйте нас!

- Что вы ждете от этого года – удастся ли власти из букв О Ж А П написать слово «счастье»? ))))

- Есть целый комплекс макроэкономических показателей, которые определяют успешность проводимой экономической политики. Так вот, по всем этим показателям в этом году запланирован не самый лучший результат. Поэтому счастья ждать не приходится.

Впрочем, паниковать, ожидая апокалипсиса, не стоит. Мы не в 1930-х годах живет. Границы более-менее открыты, поэтому человек всегда найдет, как и за счет чего выжить. Пусть это и будет идти в разрез с официальной экономической политикой.

Антон Болточко. Фото: onliner.by

Крынiца: Эдуард Геваркин, UDF.BY

усе артыкулы гэтай рубрыкі >>

вярнуцца на галоўную >>

© 2006-2016, Народная Воля
http://www.nv-online.info